Наше желание принимать научные идеи, противоречащие здравому смыслу, – ключ к пониманию настоящей борьбы между наукой и сверхъестественным. Мы принимаем сторону науки вопреки очевидной абсурдности некоторых её концепций, вопреки её неспособности выполнить многие экстравагантные обещания улучшить жизнь и здоровье, вопреки терпимости научного сообщества к необоснованным псевдонаучным рассказам, потому что у нас есть изначальная приверженность – приверженность материализму. Дело не в том, что научные методы и институты каким-то образом вынудили нас принять материалистическое объяснение мира явлений, но наоборот, наша априорная приверженность материалистическим причинам определяет наш исследовательский аппарат и набор понятий, которые производят материалистические объяснения, какими бы неестественными или озадачивающими они ни казались непосвящённым. Более того, этот материализм – абсолютен, потому что мы не можем пустить Бога в храм науки. [выделено в оригинале]

Ричард Левонтин (р. 1929), известный американский эволюционный биолог, генетик, профессор зооологии и биологии в Гарвардском университете. Атеист.

      Lewontin, R., Billions and billions of demons, The New York Review, 9 января 1997 г., стр. 31.
Наверх