Как-то в выходной день я вступил в дискуссию с очень талантливым физхимиком, бывшим коллегой, на тему Бога, Библии и эволюции. Я постоянно замечал, что его комментарии относительно эволюции были несовместимы с основными принципами, которыми мы оба обычно руководствуемся в своих исследованиях по химии.

Я думал, что смогу обратить его внимание это, спросив: если бы он заполнил ванну водой и вернулся через миллион лет, то ожидал бы обнаружить там плавающую рыбу?


Окаменелости «раннекембрийского» членистоногого с «прекрасно сохранившимися глазами», обладающими «современной оптикой», должны были открыть глаза эволюционистам. Но давайте посмотрим, как эволюционисты «выкручиваются», пытаясь сохранить эти окаменелости как доказательства эволюции – откровенно лукаво и в то же время поразительно изобретательно.


Роберт Картер беседует с генетиком Института креационных исследований (ICR) доктором Джеффри Томкинсом.

Доктор Томкинс получил докторскую степень в области генетики в Университете Клемсона в 1996 году. Став христианином в студенческие годы, он обратил свой взор на научное движение о сотворении, и в конечном счёте оставил департамент биохимии и генетики в Клемсоне, чтобы работать в Институте Креационных Исследований (ICR), где в настоящее время является директором департамента биологических наук. Джеффри занимается изучением вопроса генетического сходства (или его отсутствия) между людьми и шимпанзе, а также исследованиями в других областях, имеющих отношение к происхождению человека.


В одном из эпизодов южноафриканского фильма 1980-х годов «Наверное, боги сошли с ума» с самолёта, летящего над пустыней Калахари, сбросили бутылку колы, которая приземлилась прямо на голову бушмену, который никогда не встречался с технологиями. Посчитав, что эта бутылка – счастливый талисман, посланный богами, он принёс её своему племени. Давайте предположим, что племя решило полезным и нужным изучить эту бутылку. Долгое время они исследовали её, изобрели разнообразные технологии и развили различные научные области для того, чтобы как можно лучше описать её форму, состав и качества. Даже если бы племя пришло к полному пониманию физических характеристик бутылки, этот процесс не раскрыл бы им ничего определённого о том, как эта бутылка возникла.


Недавно средства массовой информации снова запестрели сообщениями о недостающем звене в цепочке происхождения птиц от динозавров. На сей раз в данном качестве выступил «птицеподобный динозавр» из Китая под названием гигантораптор (Gigantoraptor erlianemis). Однако при внимательном изучении доклада, опубликованного в Nature, выясняется, что гигантораптор, по всей видимости, больше приводит эволюционистов в замешательство, нежели подтверждает развитие от динозавра к птице.


Хотя кевлар® является «чемпионом» среди искусственных волокон из-за его способностей останавливать пули, обычная паутина во многом его превосходит. Паучий шёлк прочнее и намного эластичнее, чем кевлар, который является самым крепким из созданных человеком волокон. Каркасные нити паутины, принимающие на себя основную нагрузку, в сто раз прочнее стали. Кабель из этого шёлка толщиной немного больше садового шланга смог бы выдержать вес двух полностью загруженных самолётов Boeing 737. Кроме того, эти волокна могут растягиваться более чем на 200% в длину. При этом в отличие от кевлара производство паутины требует намного менее жёстких условий, и является экологически чистым.


Ответ на работу Лоренса С. Лернера «Хорошая наука, плохая наука: преподавание теории эволюции в Соединенных Штатах»

Лоренс Лернер — атеист, прежде преподававший физику конденсированных веществ. Его недавний доклад, заявленный как работа о преподавании естественных наук в Соединенных Штатах, с триумфом прошествовал по передовицам газет — в нем оценивались учебные программы всех пятидесяти штатов. Логично было бы предположить, что оценки «хорошая наука» и «плохая наука» относятся к наукам естественным — таким, как физика, химия, биология и так далее — и определяют, насколько хорошо учащиеся в разных штатах усваивают эти предметы. Но нет же. Оценки Лернера за «преподавание естественных наук» основывались исключительно на том, благоприятствуют ли учебные программы штатов преподаванию теории биологической эволюции.


Крошечные мухи с рисунками на крыльях уже несколько лет удивляют и озадачивают как учёных, так и простых обывателей. При первом взгляде некоторые сразу интересуются, не отфотошопил ли эти фотографии какой-то талантливый графический диайзнер. Нет, это действительно реально существующий вид. И многие учёные называют это примером «произведение эволюционного искусства». Можно согласиться, что рисунки на крыльях являются «совершенно безупречным» изображением насекомого, подобного муравью и что они действительно являются произведением искусства — но «эволюционного» ли искусства?


В 1950 году лауреат Нобелевской премии и пионер атомной энергетики Энрико Ферми поднял некоторые честные вопросы: действительно ли мы – единственная технологически развитая цивилизация во Вселенной, и если мы не одни, то где остальные? Почему мы не видим никаких следов внеземной жизни, таких как зонды или сигналы?

Вовсе не потому, что мало искали. С 1995 года организация SETI («Поиск внеземного разума») запустила 60 различных проектов по поиску сигналов от внеземных цивилизаций на миллионах радиочастот. И сколько за всё это время они поймали инопланетян,«звонящих домой»? Ноль!


Скорость, с какой развернулась рекламная кампания в СМИ вокруг этой окаменелости, поистине поражает. При этом я, пожалуй, никогда ещё не сталкивался с такими вопиющими преувеличениями в связи с находкой окаменелости – а уж их-то я в свое время наслушался.

Как это ни печально, но на легковерных легко будут действовать подобные громкие заявления. Но на самом деле это – много шума почти из ничего – всего лишь хорошо сохранившаяся окаменелость, за которую отдали много денег. И если это всё, что у них есть, то креационистам, верящим Библии, нечего опасаться.


Наверх