Та самая цитата. О недостающих переходных ископаемых

Растерянные эволюционисты пытаются «замутить воду»

Гарри Бейтс
Перевод: Евгений Гальченко (creationist.in.ua)
Переведено с разрешения creation.com

Присоединяйтесь к нам на Facebook!

Нажмите «Нравится», чтобы первыми узнавать о новых статьях

Любой, кто некоторое время читает креационистскую литературу, знает, что мы часто используем цитаты эволюционистов, дискредитирующие из собственную систему убеждений. Это вызывает гнев многих представителей эволюционистского истеблишмента, и они часто обвиняют креационистов в том, что мы «вырываем их слова из контекста». На самом деле, это случается редко. Однако, можно себе представить, насколько в наши дни угроза обвинений со стороны собратьев-эволюционистов может ограничивать любые неосторожные высказывания представителей эволюционистского лагеря.

Одно из наиболее известных и широко разлетевшихся высказываний было сделано пару десятилетий назад ныне покойным доктором Колином Паттерсоном, занимавшим в то время должность старшего палеонтолога (специалиста по ископаемым) в престижном Британском музее естествознания.

Эта цитата (о недостаточности в палеонтологической летописи переходных форм, ожидающихся согласно теории эволюции) оказалась настолько острой, что один антикреационист взялся «исправить искажения креационистов». Он написал большую статью с целью показать, как мы «переврали» цитату доктора Паттерсона.1 Это обвинение всё ещё иногда встречается в антикреационистских кругах, поэтому стоит подробно его рассмотреть.

Итак, доктор Паттерсон написал книгу для Британского музея с простым названием «Эволюция».2 Креационист Лютер Сандерленд написал письмо доктору Паттерсону с вопросом, почему тот не включил в свою книгу ни единой фотографии ископаемых переходных видов. В ответном письме Паттерсон сделал следующее потрясающее признание, которое было полностью процитировано в книге Сандерленда «Загадка Дарвина» (Darwin's Enigma):

«Я полностью согласен с Вашими замечаниями по поводу отсутствия непосредственных иллюстраций эволюционных переходов в моей книге. Если бы мне были известны примеры таких форм, ископаемые или живые, я бы непременно включил их в книгу. Если Вы предлагаете прибегнуть к услугам художника для визуализации таких трансформаций, то откуда бы он взял информацию? Я бы не смог, честно говоря, её предоставить, а если бы я отдал это на откуп фантазии художника, разве не ввело бы это в заблуждение читателя?»

Далее он также написал:

«Однако Гулду [Стивен Джей Гулд — ныне покойный профессор палеонтологии Гарвардского университета] и сотрудникам Американского музея сложно возразить, когда они говорят об отсутствии ископаемых переходных видов. … Вы говорите, что мне, по крайней мере, следовало "показать фотографию ископаемого вида, от которого произошел каждый из типов организмов". Я буду предельно откровенен: не существует ни единого ископаемого образца, на котором можно было бы построить неопровержимую аргументацию».3 [выделение добавлено].

Internet Archive Book Images, via Wikimedia Commons

Реконструкция черепа «пилтдаунского человека» в Американском музее естественной истории


Переходные ископаемые — что это такое?

Переходные ископаемые — это останки существ, которые должны находиться «между» одним родом существ и другим родом. Например, эволюционисты долгое время искали «недостающее звено» между приматом и человеком — некую промежуточную форму получеловека/полупримата. Ничего так и не нашли, хотя предлагались и отвергались многие кандидаты. Желание найти такое ископаемое, без сомнения, усиленное стремлением к престижу, известности и богатству, заставило некоторых даже пойти на фабрикование доказательств, как,например, в случае со знаменитой фальсификацией – «пилтдаунским человеком». К человеческому черепу приделали грубо «подпиленную» челюсть примата, однако виновный так и не был достоверно определён. Эта подделка десятилетиями водила за нос весь мир в качестве мнимого доказательства эволюции человека.

Попытка антикреациониста минимизировать ущерб

Скептик-антикреационист, упомянутый выше, написал Паттерсону с просьбой пояснить высказывания в книге Сандерленда. Паттерсон ответил, что его слова воспроизведены точно, но их интерпретация — некорректна, поскольку он также писал:

«Дело в том, что заявления о предках и происхождении неприменимы к палеонтологической летописи. Является ли археоптерикс предком всех птиц? Возможно да, а, возможно и нет: ответить на этот вопрос невозможно».1

Эволюционисты активно продвигают идею о том, что динозавры превратились в птиц. Музейные экспозиции, изобилующие созданными художественным вымыслом существами, наполовину выглядящими как динозавры, и наполовину — как птицы, создают впечатление, что эти животные фактически существовали. На ископаемых, изображенных справа вверху, видны отметки, которые эволюционисты считают следами от перьев. Другие с ними категорически не согласны.


Вот именно! Так почему же учебники эволюционистов единогласно и догматично объявляют археоптерикса очевидной переходной формой? Но проблема гораздо глубже. «Уточнение» Паттерсона должно было (или, по крайней мере, так это пытался представить скептик) пояснить, что его изначальная фраза всего лишь означала невозможность определить, действительно ли «ископаемые-кандидаты» (которые могут выглядеть как переходные формы) являются переходными формами — а не то, что переходных форм недостаточно или они отсутствуют в палеонтологической летописи. Другими словами, они могут выглядеть как недостающие звенья, но как это можно знать наверняка?

Однако, предположение, что это — всё, что он имел в виду, никак не сходится со словами из самой цитаты. Например, обратите внимание, что Паттерсон ссылается на замечания Стивена Гулда и «сотрудников Американского музея», которые, как хорошо известно, прямо признавали редкость переходных форм в палеонтологической летописи. Они даже предлагали теорию «эволюционных скачков»,4 чтобы как-то объяснить отсутствие промежуточных звеньев.

Ископаемая птица археоптерикс (выше) имела полноценные крылья и перья. Кроме того, настоящие птицы «датированы» более ранними периодами. Даже некоторые эволюционные эксперты не принимают её в качестве «переходного звена».


Гулд даже сказал как-то, что

«крайняя редкость переходных форм в летописи окаменелостей продолжает оставаться профессиональным секретом палеонтологии. Эволюционные деревья, украшающие наши учебники, имеют реальные данные только на концах и в узлах своих ветвей… куда бы мы ни смотрели локально, виды не возникают путём постепенного преобразования предков; они появляются сразу и "полностью сформированными"».5

Если перечитать первоначальную цитату Паттерсона, приведённую выше, становится ясно, что её совершенно правомерно можно использовать для того, чтобы подчеркнуть «крайнюю редкость переходных форм» в палеонтологической летописи. В противном случае, ссылка на Гулда не имеет смысла.

Отметим, что Гулд и его команда — убежденные эволюционисты; даже интерпретируя данные с эволюционной точки зрения, они признают, что найти переходные формы удавалось «крайне редко», но не считают, что это в принципе невозможно! Разумеется, креационисты будут утверждать, что нет никаких переходных форм, за исключением тех, которые в рамках сотворённых родов. Но даже кандидаты на переходные формы явно настолько редки, что Паттерсон счёл возможным сослаться на Гулда и коллектив авторов, говорящих, что (по сути) «переходных ископаемых нет». Однако согласно прямому пониманию неодарвинизма должно было существовать намного больше переходных форм, чем «конечных» форм, наблюдаемых сегодня. Таким образом, можно было бы ожидать, что «переходные» ископаемые должны доминировать в палеонтологической летописи.

Здесь также следует вспомнить контекст письма Сандерленда Паттерсону. Он просто спросил, почему Паттерсон нигде в книге не показал ни единого изображения каких-либо предполагаемых переходных форм. В ответ Паттерсон предельно ясно дал понять, что если бы он это сделал, то это была бы выдумка, а не наука. Фактически, далее в своём оригинальном письме Сандерленду он писал:

«Довольно легко выдумывать истории о том, как одна форма дала начало другой, и находить причины, почему эти звенья должны были иметь преимущество в ходе естественного отбора. Но такие истории не имеют отношения к науке, потому что их невозможно проверить» [выделение добавлено].

Не позволяйте фактам испортить хорошую историю

Эволюционисты часто делают подобные откровенные признания в своём кругу. Но обычно они «не для печати», поскольку публичные разногласия воспринимаются как предательство по отношению к общему делу.

В 1925 году издание лондонской газеты сообщило о недавнем на тот момент «открытии» предполагаемого «недостающего звена» между людьми и приматами — «ребенка из Таунга». См. Creation 28(4):38–40, 2006.


Отметим, что Паттерсон сказал в ответ на вопрос антикреациониста:

«Похоже, мне суждено постоянно попадать в глупые ситуации с креационистами. … Надеюсь, что теперь я научился быть более осмотрительным при общении с креационистами, тайными или открытыми. Но я всё ещё сохраняю свой скептицизм по долгу учёного, сколько бы эта позиция ни подвергала нас риску быть осмеянными».1

Такое впечатление, что он говорит, что сомневаться нормально, если мы не сообщаем о своих сомнениях креационистам.

Поскольку Паттерсон был всемирно известным экспертом по ископаемым, его откровенные признания ставили в неловкое положение приверженцев «религии эволюции» — включая и его самого. Но доктору Паттерсону предстояло сделать ещё более разрушительные откровения.

В тот вечер во время публичной лекции в Американском музее естествознания в Нью-Йорке 5 ноября 1981 года он произвел эффект разорвавшейся бомбы среди своих единомышленников, которые очень рассердились и расстроились. Вот некоторые выдержки из того, что он сказал:

«Я говорю на две темы: эволюционизм и креационизм, и я думаю, что справедливо будет сказать, что вообще ничего не знаю ни о том, ни о другом … Одна из причин, по которой я начал высказываться с этой антиэволюционной точки зрения, ну, назовем её неэволюционной, — неожиданное осознание, пришедшее ко мне в прошлом году.

Однажды утром я проснулся … и мне пришло в голову, что я работаю над этой темой [эволюцией] двадцать лет, и ничего о ней не знаю».

Он добавил:

«Меня просто шокировало, как долго можно пребывать в заблуждении … Я пытался задавать простой вопрос различным людям и группам людей: “Вы можете рассказать мне что-либо, известное вам об эволюции, хоть один какой-либо факт, который является истиной, по вашему мнению?” Я пробовал задавать этот вопрос специалистам по геологии в Филдовском музее естественной истории, и единственным ответом было молчание. Я пробовал задавать его участникам Семинара по эволюционной морфологии в Чикагском университете … и вначале я услышал в ответ долгое молчание, а затем один человек сказал: “Да, я знаю одно. Её не следует преподавать в старшей школе”».6
«Однажды утром я проснулся … и мне пришло в голову, что я работаю над этой темой [эволюцией] двадцать лет, и ничего о ней не знаю» — доктор Колин Паттерсон, старший палеонтолог Британского музея естествознания

Хотя это — только фрагменты поразительной и откровенной лекции, произнесённой Паттерсоном в тот вечер (полный текст содержит ещё больше откровений), его сомнения очевидны. Также, это показывает, что использование таких цитат Паттерсона креационистами нельзя считать «грязной игрой креационистов».

Склонность доктора Паттерсона к открытости не сослужила ему доброй службы в эволюционистских научных кругах, которые часто выражали гнев и разочарование по поводу его комментариев, когда не могли найти им оправданий. Его опыт и знания на одном из самых престижных научных постов в мире не обеспечили ему иммунитета от давления за то, что он посмел подвергнуть сомнению эволюционное мировоззрение. Это — печальное напоминание о том, что в научном принятии какой-либо идеи политическая и идеологическая корректность может быть более важна, чем любые так называемые «объективные факты».

Статьи по теме

Видео по теме

Ссылки и примечания

  1. Theunissen, L., Patterson misquoted, 13 июля 2005 г. Назад к тексту
  2. Patterson, C., Evolution, The British Museum of Master Books, Natural History, London, 1978. Назад к тексту
  3. Sunderland, L., Darwin’s Enigma, Master Books, Арканзас, США, стр. 101–102, 1998 г. Письмо Паттерсона было написано в 1979 г. Назад к тексту
  4. Так называемое «прерывистое равновесие» — идея о том, что эволюционные изменения обычно происходят не постепенно и непрерывно в основной популяции в течение длительного периода, но (относительно) короткими рывками в небольших изолированных популяциях, которые, следовательно, имеют меньше шансов превратиться в окаменелости. Это представление не возникло бы, если бы не тот факт, что летопись ископаемых не соответствует предсказаниям Дарвина и последующих эволюционистов. Эволюционисты-оппоненты этой идеи неприязненно называют это «эволюцией рывками». Также см. Batten, D. J., Punctuated equilibrium: come of age? Journal of Creation 8(2): 131–137, 1994. Назад к тексту
  5. Stephen Jay Gould, Evolution’s erratic pace, Natural History 86(5):14, май 1977 г. Назад к тексту
  6. Can you tell me anything … about evolution?, 14 июля 2005 г. Выделенное в тексте не обязательно означает выделенное интонацией. Назад к тексту

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Наверх