National Geographic утверждает, что креационисты воюют с наукой

Лита Коснер и Китон Холли
Перевод: Андрей Ткаченко, Алексей Калько (creationist.in.ua)
Переведено с разрешения creation.com

Присоединяйтесь к нам на Facebook!

Нажмите «Нравится», чтобы первыми узнавать о новых статьях

National Geographic

Обложка National Geographic за март 2015 г.


National Geographic является уважаемым научно-популярным журналом с миллионами подписчиков. Поэтому очень печально, когда они используют эту платформу для продвижения анти-креационной пропаганды под видом науки. Выпущенный в марте 2015 года номер под заглавием «Война с наукой», и основная статья научного обозревателя Джоэла Акэнбака, «Эпоха неверия», должны были объяснить, почему так много людей сомневаются в научном консенсусе по целому ряду вопросов — от глобального потепления до вакцин и высадок на Луну миссий «Аполлон». И, конечно же, никакая статья о «войне с наукой» не была бы полной без упоминания о креационистах. Но вместо того, чтобы пролить свет на эти разногласия, National Geographic удалось создать лишь ещё больше путаницы.

Что такое наука?

Чтобы рассмотреть утверждение National Geographic, что существует война с наукой, сперва необходимо понять, что они подразумевают под наукой. И они, кажется, немного запутались в том, чем является наука и чем она занимается. С одной стороны, они говорят, что «научные результаты всегда предварительны, и могут быть опровергнуты какими-либо будущими экспериментами или наблюдениями. Учёные редко провозглашают абсолютную истину или несомненные факты» (стр. 41). Но они также говорят, что «Наука найдёт истину ... Она может ошибиться в первый раз и возможно во второй раз, но, в конечном счете, она найдёт истину» (стр. 41). Так что же это – предварительные утверждения или истина?

Статья говорит о научном методе, как будто он применяется практически непогрешимо научным сообществом. Однако всё усугубляющаяся проблема мошенничества в научных кругах показывает, что этому процессу не следует слепо доверять. Некоторые учёные даже полагают, что приемлемо солгать, чтобы заставить людей верить их привилегированным научным теориям. Поэтому вполне можно понять недоверие к их словам, особенно когда они вторгаются в область истории, и неизбежно подвергаются влиянию философских убеждений относительно прошлого.

Кроме того,каким образом наука достигает правды? Ахенбах заявляет:

«Средства массовой информации уделяют большое внимание таким индивидуалистам, скептикам, профессиональным полемистам … . СМИ заставляет верить, что наука изобилует потрясающими открытиями, сделанными одинокими гениями. Но это не так. (Прозаичная) правда заключается в том, что открытия, как правило, совершаются постепенно, посредством постоянного накопления данных и идей, собранных многими людьми за многие годы» (стр. 41).

Ну, как правило, так и бывает. Но есть много случаев, когда это происходило не так. В этой же статье рассказываются истории Галилея, Дарвина и Пастера, все из которых были «одинокими гениями», противостоящими научному консенсусу. Итак, в какой же рассказ National Geographic хотят, чтобы мы поверили? Похоже, они хотят, чтобы мы были согласны с консенсусом, кроме тех случаев, когда они этого не хотят.

На самом деле, есть ряд примеров, когда учёные-креационисты внесли существенный вклад в своих областях, задавая вопросы, когда никто их не задавал. Например, доктор Раймонд Джонс отметил, что козы на Гаваях могут есть ядовитый кустарник Leucaena, в то время как австралийские животные заболевают. Другие учёные насмехались над ним, когда он выдвинул гипотезу о том, что бактерии в рубце [отдел желудка жвачных животных] гавайских коз позволяют им усваивать токсин. Ему даже пришлось финансировать своё собственное исследование (в конечном итоге ему возместили затраты), чтобы доказать, что у этих коз есть особые бактерии, неизвестные прежде науке и впоследствии названные в его честь (Synergistes jonesii). Эти бактерии после передачи их австралийским козам позволяли и им без последствий поедать этот кустарник.

Доктор Раймонд Дамадиан не отказался от своих идей о ядерном магнитном резонансе, когда скептики говорили, что технология означала бы необходимость вращать пациента со скоростью 10 000 оборотов в минуту, а физики-теоретики утверждали, что его идеи противоречат законам физики – и это хорошо, потому что МРТ спасла множество жизней.

А как насчёт некреационистов, таких как Джон Харлен Бретц, который был высмеян за его гипотезу о том, что Чаннелд-Скаблендс на северо-западе США были высечены катастрофически крупным наводнением? Бретц был презираем научным сообществом в течение 40 лет, и его идею клеймили как «слишком библейскую», поскольку она противоречила униформистской геологии — пока не были обнаружены подтверждения существования источников воды, и потоп озера Мизула внезапно стал очевидным для всех.

Только время покажет, смогут ли те, кто выступает против научного консенсуса, вдруг оказаться правыми. Могли ли противники Галилея в 17-м веке говорить, что он вёл «войну с наукой»? На самом деле, учёные того времени были настроены против заявлений Галилео не по теологическим соображениям, а по научным. Несмотря на то, что он был прав, у него не было научных доказательств в то время.

На самом деле, есть ряд примеров, когда учёные-креационисты внесли существенный вклад в своих областях, задавая вопросы, когда никто их не задавал.

Смешение категорий

Полный список «нападок на науку», приводимый National Geographic, включает: протесты против фторирования воды, неверие в высадки на Луну миссий Аполлон, вера в плоскую Землю (чему Церковь никогда не учила), недоверие к генетически модифицированным продуктам питания и вакцинам, обеспокоенность тем, что вирус Эбола может передаваться воздушным путём, отрицание климатических изменений и креационизм.

Но это логическая ошибка «вины по ассоциации». Люди придерживаются таких взглядов по ряду причин, таким образом, каждый вопрос должен разбираться по существу, а не смешиваться все вместе, как будто каждый креационист также отрицает, что Земля является сферой. Мы не отрицаем этого. Многие креационисты согласны с научным консенсусом по большинству вопросов в этом списке, потому что есть проверяемые, повторяемые доказательства того, что Земля круглая (забавный факт: руководитель Общества Плоской Земли является эволюционистом!), равно как, к примеру, и достоверные свидетельства, того, что посадки Аполлонов на Луну действительно произошли. На самом деле, доктор Джон Сэнфорд, изобретатель генной пушки, которая используется чтобы генетически модифицировать растения, является креационистом!

Но даже люди, которые не доверяют генетически модифицированным продуктам питания, «не ведут войну против науки». Они имеют веские основания для опасения по поводу непредвиденных последствий генетической модификации (миссия CMI также выступает за осторожность в этой области). Те, кто считают, что люди не являются главной причиной изменения климата, не без оснований отмечают, что земной климат прежде всего определяется Солнцем, и Земля претерпевала как тёплые, так и холодные периоды в прошлом (а также всемирный Потоп около 4 500 лет назад). Поэтому вполне разумны сомнения в первостепенности антропогенного фактора.

Но независимо от того, правы скептики так называемого консенсуса, или же ошибаются по любому из этих вопросов, они в любом случае не пытаются оспорить все научные достижения — они просто считают, что представители научных кругов неправильно истолковали или применили определённые факты по конкретному спорному вопросу.

Креационисты ведут войну с наукой?

National Geographic цитирует статистику, что треть американцев считают, что люди были созданы в их нынешнем виде, но по-прежнему рассматривает креационистов, как каких-то странных пришельцев. Ахенбах утверждает: «Современная биология не имеет смысла без концепции эволюции, но религиозные активисты в США продолжают требовать, чтобы креационизм преподавался в качестве альтернативы на уроках биологии» (стр. 35).

Эта цитата наглядно демонстрирует надменный тон всей статьи. Аргументация, с помощью которой Ахенбах отбрасывает сотворение — не более чем бросание слонами и доводы «от авторитета». (Попробуйте посчитать, сколько раз он апеллирует к «консенсусу»).

Фактически, Ахенбах совершает ошибку, которую Клайв Льюис назвал бульверизмом — посвящение всего времени объяснениям, почему ваш противник неправ (посредством поверхностного психоанализа), вместо того, чтобы показать, в чём он фактически неправ. Ахенбах утверждает, что давление со стороны окружающих, а не рациональная оценка, является основной движущей силой отрицания научного консенсуса:

«Наука апеллирует к нашему рациональному мозгу, но наши убеждения мотивированы в основном эмоциями, и наибольшая мотивация по-прежнему тесно связана с нашим окружением» (стр. 45).

Ахенбах также признает, что аргументы, используемые им в споре с выступающими против консенсуса, являются неэффективными. Он говорит: «Продолжать забрасывать их фактами не помогает» (стр. 45). Но вместо того, чтобы воспринять это как сигнал для того, чтобы найти более убедительные аргументы, он обвиняет своих оппонентов, что те не думают рационально.

Однако это палка о двух концах, согласно социологическому исследованию, на которое полагается Ахенбах. Примечательно, Ахенбах признает, что те, кто придерживается консенсуса, также могут быть мотивированы эмоциями и давлением со стороны окружающих. Он пишет:

«[Учёный из Йельского университета Дэн] Кахан описывает принятие нами решений, во что верить, так, что наше решение выглядит чуть ли не случайностью. Те из нас, кто занимаются популяризацией науки, настолько же подвержены этому, как и кто угодно другой, сказал он мне. Мы верим в научные идеи не потому, что мы действительно рассмотрели все доказательства, а потому, что мы чувствуем близость к научному сообществу. Когда я сказал Кахану, что полностью принимаю эволюцию, он ответил: "Вера в эволюцию всего лишь характеризует вас. Это не говорит о том, насколько рационально вы мыслите"» (стр. 45-47).

Кроме того, эта вера в эволюцию не обязательно свидетельствует о превосходстве в научных знаниях. Статья National Geographic отмечает, что научные знания приводят к поляризации мнений по спорным научным вопросам, а не к большей приверженности к консенсусу. В своей статье Кахан отмечает:

«Во-первых, "верить в эволюцию" не значит "понимать" или иметь даже самые элементарные научные представления о развитии жизни на нашей планете. Вера и понимание фактически совершенно не кореллируют.

Таким образом, те, кто говорит, что "верят" в эволюцию, имеют не больше шансов дать удовлетворительные объяснения (достаточные для зачёта по биологии в высшей школе) понятиям "естественный отбор", "случайные мутации" и "генетическая вариация" (основных элементов "современного синтеза" эволюционной теории), чем те, кто "не верят". Фактически, очень немногие могут дать такие объяснения.

То есть те, кто "верят", имеют не больше научных "знаний", чем "неверующие". Они просто принимают больше того, о чём наука знает, но чего они сами не понимают (что, кстати, весьма разумно с их стороны ...).1

Другой эволюционист, Горди Слек, выразился ещё категоричнее:

«Когда они говорят, что некоторые сторонники эволюции являются слепыми последователями, они правы. Несколько лет назад я выступал на конференции американских атеистов в Лас-Вегасе. Я встретил десятки людей, которые были абсолютно уверены в том, что эволюционная теория верна, хотя они не знают ничего об адаптивной радиации, генетическом дрейфе или даже о старом добром естественном отборе. Они пришли к дарвинизму через приверженность к натурализму и атеизму, а не посредством изучения науки».2

Но Ахенбах недооценивает, как это подрывает все его аргументы. Вместо того чтобы уступить, он тут же с ещё большей уверенностью продвигает свои необоснованные утверждения, и ещё усерднее колотит кулаком по своей трибуне.

«Даже если это и так, всё равно, эволюция фактически произошла. Биология необъяснима без неё. На самом деле нет никаких двух точек зрения во всех этих вопросах». (стр. 47)

Но автор не может знать, что она произошла, потому что не было никого, кто мог бы видеть, как первое наземное животное выползает из океана (или, с другой стороны, не видел, как Бог создавал его на 6-й день). И креационисты, и эволюционисты интерпретируют одни и те же факты в соответствии со своими убеждениями о прошлом. Проверить, какая из интерпретаций более обоснована с научной точки зрения, можно исходя из того, что лучше соответствует наблюдаемым фактам, и на основании какой из них можно делать практические предсказания, подтверждаемые впоследствии. И есть много случаев, когда учёные-креационисты делали такие успешные предсказания.

Физик доктор Рассел Хамфрис предложил основанную на сотворении модель для объяснения происхождения магнитного поля Земли и предсказал определённые характеристики Солнца и планет в солнечной системе, основываясь на том, что они были созданы из воды, как учит Священное писание (2 Петра 3:5). Он предсказал сильные магнитные поля Урана и Нептуна, в 100 000 раз сильнее эволюционных предсказаний. Предсказания Хамфриса были подтверждены, когда Вояджер-2 пролетел мимо Урана и Нептуна в 1986 и 1989 годах. Это реальный пример того, как учёные-креационисты и секулярные учёные делали совершенно различные прогнозы и теория креационистов оказалась «в выигрыше».

Учёные-креационисты проводят научные исследования, основанные именно на креационистских предположениях, и их предсказания то и дело оказываются вернее эволюционных предсказаний.

Совсем недавно креационистская команда RATE и секулярные учёные сделали прогнозы о том, как быстро гелий, содержащийся в кристаллах циркона, улетучивается (т.е. о скорости диффузии). Гелий образуется в результате распада урана в кристаллах. Оказывается, что гелий покидает кристаллы довольно легко, поэтому если бы им было действительно 1,5 миллиарда лет, весь гелий улетучился бы. Фактические измерения диффузии полностью соответствовали креационистским предсказаниям, и скорость утечки фактически дала возраст 6000 ± 2000 лет, то есть в рамках библейского диапазона!

Исследование геологом Стивом Остином катастрофы горы Святой Елены показывает, что крупномасштабные геологические структуры и объекты могут быть образованы катастрофой (в том числе осадочные слои, каньоны, полистрастные окаменелости и быстрое восстановление ландшафта. Это полностью противоречит предсказаниям эволюционистов, что для формирования таких объектов необходимы миллионы лет. Также доктор Остин предсказал, что плавучее бревно, в конечном итоге сначала погрузит корень вниз на дно, и будет захоронено на разных уровнях, что мы и находим в образце Ридж в Йеллоустоуне. Начальные стадии этого процесса также наблюдались на горе Святой Елены.

Так что учёные-креационисты не только занимаются реальной наукой в других областях, но и проводят научные исследования, основанные именно на креационистских предположениях, и их предсказания то и дело оказываются вернее эволюционных предсказаний.

Скептики — это хорошо для науки

National Geographic, кажется, выступают за мир, в котором все доверяют научным авторитетам. Но если бы Пастер был согласен признавать научный консенсус того времени, он не сделал бы своих новаторских открытий. Если бы Дарвин принял научный консенсус своего времени, он никогда не опубликовал бы свои книги по эволюции. Если бы люди сегодня приняли евгенический «научный» консенсус 100 лет назад, как сделали либеральные богословы, мы бы никогда не пришли к сегодняшнему мнению, что люди всех рас равны (и именно этому всегда учила Библия).

Реальность: война внутри науки

На самом деле никто не воюет с наукой, но внутри науки идёт очень реальная война. Эволюция — господствующая парадигма, и элита научных кругов отчаянно пытается не пускать туда креационистов. Потому что если нашему миру миллиарды лет, мы эволюционировали из одноклеточных существ, и нет никакого Бога, тогда нет никого, перед кем мы несём ответственность. Однако если Земля и люди были созданы Богом Библии, то мы ответственны перед Ним, и это истина, которую они не хотят рассматривать.

Первые учёные считали себя теми, кто старается познать замысел Бога, перефразируя великого астронома Иоганна Кеплера. Основателями практически каждой научной области были посвящённые христиане, которые видели свою научную деятельность логическим продолжением своей веры в Бога. Действительно, Писание говорит нам, что творение являет нам вечную Божью силу и Его качества, так что учёные, которые стремятся отвергнуть эту истину, виновны в своём неверии. Настоящая наука будет указывать людям на Творца.

Статьи по теме

Видео по теме

Ссылки и примечания

  1. Kahan, D., What does ‘disbelief’ in evolution mean? What does ‘belief’ in it measure? Evolution & science literacy part 1, Cultural Cognition Project, culturalcognition.net, 19 июня 2013 г.
  2. Slack, G., What neo-creationists get right: An evolutionist shares lessons he’s learned from the Intelligent Design camp, The Scientist, июнь 2008 г. 

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

Наверх