Учёные

  • Герои Эйнштейна были библейскими креационистами

    Нет сомнений в том, что самым известным учёным 20-го века был Альберт Эйнштейн. Сегодня его имя является синонимом слова «гений». Но даже у Эйнштейна были свои научные герои. Кем же восхищался великий Эйнштейн? Наверняка это были необыкновенные учёные, если сам Эйнштейн был о них высокого мнения! И они действительно были необыкновенными. Эйнштейн держал портреты своих трёх героев науки на своей рабочей стене. Это были Исаак Ньютон, Майкл Фарадей и Джеймс Клерк Максвелл. Но эти трое учёных имели ещё кое-что общее — все они были верящими Библии креационистами.

  • «Это не наука»

    Антикреационисты (атеисты относятся к ним по определению) обычно утверждают, что креационизм – это религия, а эволюция – наука. Чтобы защитить это утверждение, они перечислят список критериев, определяющих «хорошую научную теорию». Один из наиболее часто употребляемых критериев – это принятие её значительной частью современных практикующих ученых. Еще один критерий, определяющий науку – это способность теории делать предсказания, которые можно проверить. Эволюционисты обычно заявляют, что теория эволюции делает множество предсказаний, которые оказываются верными. Они приводят в пример что-то наподобие стойкости к антибиотикам у бактерий как «предсказание» теории эволюции, в то время как сами сомневаются в ценности предсказаний, сделанных в рамках креационистской модели. Они говорят, что поскольку креационизм не подходит под их определения «науки», то это «религия», и его можно просто игнорировать. Давайте разберёмся в этом вопросе. Итак, что такое наука?

  • Известный генетик безуспешно пытался остаться атеистом

    Действующий глава Национальных институтов здравоохранения США Френсис Коллинз пришел к вере после долгих попыток опровергнуть существование Бога. «Я всегда полагал, что вера основана сугубо на эмоциональных или иррациональных аргументах, поэтому был весьма удивлен, когда обнаружил, что вероятность существования Бога может оказаться наиболее правдоподобным объяснением всего существующего», – признается Коллинз. – «Мое старое убеждение "Бога нет" потеряло львиную долю своей категоричности. Мне все чаще приходилось искать аргументы в его защиту». После нескольких месяцев тяжелой борьбы насчет веры в Бога Коллинз, наконец, «сдался», т.е. покорился вере. Ему было тогда 27 лет. Однажды во время похода по Каскадным Горам он, восхищенный красотой Божьего творения, сказал Богу «да».

Наверх