Джеймс Тур – известный учёный в области органической синтетической химии, нанотехнологий и молекулярной электроники, профессор Университета Райса (Хьюстон, США). Он признан одним из 50 наиболее влиятельных учёных современности. Вашему вниманию предлагается статья, в которой доктор Тур излагает свои мысли относительно абиогенеза, разумного замысла, сотворения, эволюции и веры.

Джеймс Тур

о происхождении жизни, разумном замысле, сотворении, эволюции и вере

Джеймс Тур, Ph.D.
Перевод: Pavel2017
Публикуется с разрешения автора и переводчика

jmtour.com

Джеймс Тур


Джеймс Тур – известный учёный в области органической синтетической химии, нанотехнологий и молекулярной электроники, профессор Университета Райса (Хьюстон, США). Он признан одним из 50 наиболее влиятельных учёных современности. Вашему вниманию предлагается статья, в которой доктор Тур излагает свои мысли относительно абиогенеза, разумного замысла, сотворения, эволюции и веры.


На меня наклеили ярлык сторонника и адвоката теории Разумного Замысла (иногда называемой «ID», Intelligent Design). По сути, я таковым не являюсь, потому что мне неизвестно, как возможно научным путем доказать Разумный Замысел. Вполне возможно, однако, что у некоторых других исследователей это вполне может получиться.

Я отношусь с симпатией к аргументам сторонников «ID» и считаю некоторые из этих аргументов весьма любопытными, но все же предпочел бы быть свободным от подобного клише. Будучи современным ученым, я не знаю как доказать Разумный Замысел, используя даже самые изощренные иструменты химического анализа, доступные мне в данный момент, а канонические, то есть стандартные инструменты, тем более не годятся для решения этой задачи. Я не могу просто заявить, что Доброжелательный Создатель или даже некая безличная Сущность ответственны за все и на этом успокоиться. Все, что я могу сказать в данный момент – это то, что современные химические инструменты не позволяют высказывать какие-либо суждения о разумном замысле.

Я написал большую статью на тему происхождения жизни http://inference-review.com/article/animadversions-of-a-synthetic-chemist. Совершенно очевидно, что химики и биологи понятия не имеют, как это произошло. Я там писал например следующее: «Те, кто думают, что ученые понимают проблемы пребиотической химии - абсолютно дезинформированы. Никто не понимает этих проблем. Может быть, когда-нибудь нам и удасться в них разобраться, но этот день наступит очень нескоро. Но было бы намного полезнее и результативнее честно информировать студентов об огромных пробелах в нашем понимании этих процессов. Кто знает, вдруг им удасться в будущем разработать более основательную и, возможно, радикально отличающуюся от современных, научную теорию появления жизни. Фундамент, на котором мы, как ученые, строим свои теории, настолько шаток, что мы просто обязаны заявить об этом открыто и правдиво и назвать вещи своими именами: появление жизни – это загадка». Обратите внимание, что со времени моего написания этой статьи, новые работы по проблемам пребиотической химии периодически продолжают публиковаться, поэтому я буду давать ссылки на мои краткие критические разборы некоторых из этих новых исследований, чтобы заинтересованный читатель мог ознакомиться с мнением химика-синтетика по текущей ситуации http://inference-review.com/article/two-experiments-in-abiogenesis [Перевод можно найти на внешнем сайте: Два эксперимента по абиогенезу]

Статья о проблеме происхождение жизни (где рассматриваются вопросы пребиотической химии или абиогенеза), которую я цитирую выше, достаточно большая и нет необходимости ее повторять. Но даже в этой подробной статье я никак не затронул такую серьезную проблему, как появление информации. Вопрос информации или кодирования в структуре ДНК (или РНК), что соответствует последовательности нуклеиновых кислот, является фундаментальным вопросом в дискуссии о происхождении жизни. Некоторые справедливо утверждают, что проблема информации является еще более важной, чем происхождение носителя информации, на котором она кодируется. В статье я же лишь показал, что появление необходимых для жизни молекул (липидов, протеинов, нуклеиновых кислот и углеводов) с необходимыми свойствами и в необходимых количествах настолько маловероятно, что мы вряд ли когда либо сможем понять процесс образования требуемого кода или информации. Этот код аналогичен разнице между Библиотекой Конгресса и большой коробкой с набором букв. В библиотеке заключено огромное количество информации, в то время как взятая наугад коробка с набором букв имеет такой информации мизерно мало. Таким образом, происхождение первой жизни – это «гвоздь, не дающий открыть крышку гроба», в котором похоронена биологическая эволюция. Без этой первой жизни или без простой клетки, которая требует четырех типов молекул плюс информацию, все предложения касаемо биологической эволюции не имеют под собой необходимого фундамента, а обсуждать биологию, не имея фундамент – весьма сложно.

Но даже при наличии всех необходимых молекул, с совершенной стереохимической чистотой, а также информационного кода, можно ли построить клетка с помощью химических и биохимических инструментов, которые мы имеем сегодня? Я написал о таком гипотетическом эксперименте, и о том, что при современном уровне экспертизы было бы невозможно построить липидный бислой, а именно внешнюю оболочку, которая удерживает наномашинерию клетки вместе. Простой липидный бислой (который сам окружает тысячи наносистем), выходит за рамки наших способностей по синтезу. Вывод из этого мысленного эксперимента состоит в том, что «жизнь, основанная на аминокислотах, нуклеотидах, сахаридах и липидах, является аномалией. Жизнь не должна существовать нигде в нашей Вселенной. Жизнь не должна существовать даже на поверхности Земли». Тем не менее, нас пытаются убедить, что 3,8 миллиарда лет назад требуемые соединения могли оказаться в какой-то полости или в подводном источнике, и так или иначе они самособрались в первую клетку. Если вы понимаете в химическом или биохимическом синтезе или сборке наносистем, я рекомендую вам прочитать эту короткую статью и рассудить самим. http://inference-review.com/article/an-open-letter-to-my-colleagues [Перевод можно найти на внешнем сайте: Открытое письмо к моим коллегам]. Если я ошибаюсь, тогда просветите меня, в чём. Если я прав, то подумайте, как далеко мы зашли, рассказываяв широкой публике о нашем прогрессе в понимании происхождения жизни.

Тем не менее, некоторые весьма расстроены или даже возмущены воззванием, которое я подписал в 2001-м году вместе со многими другими учеными:

«Мы скептически относимся к утверждениям о способности случайной мутации и естественного отбора быть ответственными за многооборазие и сложность жизни. Необходимо поддерживать и поощрять тщательное изучение доказательств, на которых строится теория Дарвина».

Это воззвание теперь широко известно как «Научное несогласие с дарвинизмом». Позвольте мне прояснить несколько моментов. Воззвание было мне прислано по электронной почте с вопросом, согласен ли я с содержанием документа. Я подтвердил, что да, с содержанием согласен. Собственно говоря, я согласен с ним до сих пор. Кроме того, и многие другие ученые вполне согласятся с тем, что «тщательное изучение доказательств» всегда оправдано, независимо от того, о какой области науки идет речь, и теория Дарвина не является исключением. Однако я и понятия не имел, что это воззвание будет использовано во время юридических разбирательств четыре года спустя или что это станет одним из аргументов на судебных слушаниях, когда рассматривались доводы об эволюции и разумном замысле. Я ужасно не люблю суды и судебные иски, поэтому мне жаль, что все сложилось таким образом. Кроме того, некоторые учёные, хотя в целом и хорошие люди, часто стремятся оправдать свои нападки и травлю других ученых, используя воззвание, которое я подписал. Некоторые сторонники дарвинизма исключают подписавших это заявление ученых из списков заслуженных деятелей науки и из научных организаций, независимо от того, что по объективным стандартам некоторые подписанты добились таких научных успехов, что многократно затмевают достижения своих оппонетов. Позор тем сторонникам дарвинизма, которые преследуют несогласных из-за их взглядов в тех областях науки, где остается много тайн и загадок.

Таким образом, происхождение первой жизни – это «гвоздь, не дающий открыть крышку гроба», в котором похоронена биологическая эволюция.

Я многократно и детально беседовал с биологами, философами науки, математиками и генетиками, чтобы лучше понять эволюцию. Некоторые из них были весьма любезны, помогая мне оценить их позицию и отталкивались от существующих данных. Другие были менее любезными, но они снабжали меня объемным материалами для чтения по этой теме и вот некоторые из вещей, которые я узнал из этих бесед.

Некоторые биологи говорят, что «случайные мутации и естественный отбор» уже давно признаются многими эволюционистами сами по себе недостаточными, чтобы объяснить всю сложность и многообразие жизни. Они ссылаются на исследования 1960-х и 1970-х годов, в которых предполагалось, что для понимания генетических различий между организмами, нейтральный дрейф количественно более важен, чем естественный отбор. Нейтральный дрейф (https://en.wikipedia.org/wiki/Neutral_theory_of_molecular_evolution) можно рассматривать как небольшие генетические вариации, которые происходят, например, при переходе от родителей к их потомству и далее в последующих поколениях. Более того, механизмы эволюции и их относительная важность постоянно подвергаются тщательной научной проверке и пересматриваются, поэтому «тщательного изучения доказательств» не удалось избежать. Некоторые биологи полагают, что основные эволюционные исследования за последние несколько десятилетий не базировались на теории Дарвина, определяемой ключевым словосочетанием «случайная мутация и естественный отбор».  (Так что, возможно, эти биологи должны присоединиться ко мне в подписании «Научного несогласия с дарвинизмом»). Но эволюция подразумевает не только механизм, посредством которого происходят изменения с течением времени, но еще и теорию универсального общего происхождения. (https://en.wikipedia.org/wiki/Common_descent). То есть идею, что всё живое происходит от некоего общего предка. Для тех, кто не в курсе, эта теория не предполагает, например, что люди эволюционировали или произошли от шимпанзе, но что люди и шимпанзе имели общего предка в далеком прошлом. Я понимаю, почему тех, кто хорошо разбирается в генетике, эта теория может убедить; ведь было проделано впечатляющее количество тщательной и качественной работы.

Но даже учитывая те доказательства, которые поддерживают происхождение от общего предка, другие ученые находят эту модель недостаточной для объяснения определенной части данных. Например, у человека имеется примерно 20 000 кодирующих белки генов, что составляет всего около 1,5% ДНК во всем геноме человека, и именно в пределах этих 1,5% ДНК исследования общего происхождения в основном (хотя и не исключительно) и сосредоточены. Крупномасштабный проект, запущенный в 2003-м году Национальным НИИ Генома Человека США под названием Энциклопедия ДНК-элементов (ENCODE) (https://en.wikipedia.org/wiki/ENCODE), направлен на определение роли оставшихся 98,5% генома, которые ранее неудачно называли «мусорная ДНК», а теперь придумали лучшее название – «межгенные области». Существует доказательство, обнаруженное ENCODE, что некоторая или даже бОльшая часть межгенных областей включают в себя регуляторные элементы, которые могут влиять на генную транскрипцию (построение РНК, а затем создание ферментов, которые регулируют или выстраивают биологическую систему). Кроме того, работа над орфанными генами (также называемыми ORFans, https://en.wikipedia.org/wiki/Orphan_gene) бросает новый свет на уникальность некоторой генетической информации; орфанные гены считаются уникальными для минимальных таксонов – как правило, видов. Поэтому некоторые интерпретируют данные ENCODE и орфанные гены как маркеры необщности. Более того, другие утверждают, что некоторое биологическое сходство у современных людей и других гоминид, например, можно рассматривать как общие проектные параметры и нет нужды в модели происхождения от общего предка.

Photo: jmtour.com

«Моя работа – создавать молекулы. Я не могу передать вам, насколько это сложно. Я благоговею перед Богом, понимая сложность Его творения. Моя вера укрепилась благодаря моим исследованиям. Лишь тот, кто не знает ничего о науке, может утверждать, что наука уводит от веры. Если вы серьёзно занимаетесь наукой, она приведёт вас ближе к Богу».

Strobel, Lee (2000), The Case For Faith, стр. 111, ISBN 0-310-23469-7


Третьи игнорируют значимость исследований ENCODE и орфанных генов в контексте общих оценок модели общего происхождения. Например, говорят, что на протяжении десятилетий биологи прекрасно отдавали себе отчет, что межгенные регионы имеют регулирующие функции. И они предполагают, что в рамках ENCODE экспериментальные методы, которые использовались, приводят к тому, что большая часть данных сама по себе является статистически неактуальной, а те области, которые действительно функциональны, минимальны по своей функциональности. По орфанным генам они утверждают, что лишь по менее чем 100 из них есть признаки трансляции, и все эти гены имеют соответствия с негенными ДНК последовательностям у шимпанзе, что свидетельствует об общем происхождении. Опять же, другие генетики возражают, что многие биологи просто проигнорировали быстро растущий список тысяч предположительно орфанных генов в геноме человека, потому что они не могут найти гомологичные негенные последовательности в геноме шимпанзе. Если это правда, что некоторые биологи игнорируют данные, которые плохо вписываются в их модель происхождения от общего предка, то это действительно приводит в недоумение. Количество данных, собранных ENCODE и число обнаруженных орфанных генов быстро растет с каждым годом, поэтому предвзятым критикам все сложнее и сложнее скрывать нарастающий поток этой информации. Таким образом, в целом, одни и те же данные рассматриваются по-разному в зависимости от перспективы, с которой ее оценивает тот или иной ученый. Как химик-синтетик, я не могу провозгласить победителя в этом соревновании, но, похоже, каждая сторона строит оборону и переходит в атаку, чтобы защитить свою крепость.

Как химик, и в особенности, как химик, который конструирует функциональные молекулярные наносистемы, я хорошо иноформирован в некоторых вопросах и мне есть что сказать. В течение нескольких десятилетий я строил молекулярные автомобили с функциональными двигателями, колесами, осями и шасси, а также молекулярные наносубмарины с активируемыми светом двигателями и флуоресцентными понтонами, где многие части должны были работать в унисон и это синхронное взваимодействие планировалось также на проектной стадии при редизайне основных функций. Даже небольшие изменения в желаемой функции могут вернуть синтез обратно к самому началу процесса, к самому первому шагу. В биологии же механизмы для таких преобразований являются абсолютной загадкой. Я полагаю, что серьезные химические изменения, необходимые для макроэволюции (определяемой здесь как происхождение основных групп организмов, т.е. основных типов строения тел, https://en.wikipedia.org/wiki/Body_plan), совершенно не поняты и в настоящее время мы не можем даже представить себе эти механизмы, не говоря уже о том, чтобы их наблюдать. Любое значительное функциональное изменение какой-то части тела потребует согласованного изменения многих других линий и параметров. Конечно, можно предположить множество мелких изменений, которые длятся до бесконечности, но если речь идет о согласованном изменении множества параметров и функций в одном и том же месте и в то же время, то такое невозможно представить с химической точки зрения. Возможно, однажды необходимая химическая основа таких изменений станет понятной, чтобы можно было ответить на все вопросы. Но современная биология очень далека от того, чтобы даже предположить химический путь для изменения типа строения тела, не говоря уже о подтвержденном конкретными данными химическом механизме этого процесса.

Я полагаю, что серьезные химические изменения, необходимые для макроэволюции, … совершенно не поняты и в настоящее время мы не можем даже представить себе эти механизмы, не говоря уже о том, чтобы их наблюдать.

Только люди обладают способностью к искусству, музыке, коммуникации высшего порядка, сложным математическим вычислениям и религиозной практике, которая является более высоким уровнем осознания Бытия. Поэтому, если кто-то настаивает на модели происхождения от общего предка, то в рамках предлагаемого очень короткого промежутка времени между австралопитеками и современными людьми должна была произойти мощная и в данное время необъяснимая инфузия (внутренняя и/или внешняя). В случае, если бы это была внутренняя инфузия, то необходимые анатомические или химические различия между современным мозгом человека и мозгами других гоминид теперь невозможно будет разглядеть и понять. И химическая основа эволюционных механизмов таких изменений неизвестна и в настоящее время измерению не подлежит. Если инфузия была внешней, тогда материалистический эволюционист и сторонник разумного замысла находятся на общей платформе.

Поэтому я не понимаю механизмов, необходимых для изменения основных типов строения тел или механизмов, объясняющих переход от мозга австралопитека к мозгу современного человека, если бы мы действительно происходили от общего предка. Все остальные точно также не понимают эти механизмы. Никто их не понимает. Но в отличие от многих, я говорю об этом публично, провоцируя тем самым к моим открытым комментариям некоторый скептицизм. Напомним, эволюция – это и механизм, посредством которого происходят изменения с течением времени, и теория происхождения от общего предка. Но механизмы неизвестны, а теория общего происхождения сталкивается с проблемами необщности благодаря исследованиям ENCODE и орфанных генов. И с каждым годом факты, свидетельствующие о необщности, становятся убедительнее.

Я был свидетелем несправедливого отношения к ученым в наказание за то, что они не согласны со сторонниками макроэволюции

Так что же, на мой взгляд, следует преподавать в школах по вопросам эволюции? Как я уже писал, я не сторонник разумного замысла по причинам, изложенным выше: я не могу доказать это с помощью моих инструментов, которые я использую в химической лаборатории на данный момент; это те же инструменты, которыми пользуются и мои коллеги эволюционисты. Более продуктивным способом представить студентам модель происхождении от общего предка было бы более активное использование основных генетических аргументов. Но также должны быть обязательно освещены легитимные и реальные научные загадки – такие как неспособность объяснить с точки зрения макроэволюции возникновение основных групп организмов, необъяснимые функциональные различия между современным мозгом человека и другими гоминидами, данные, полученные ENCODE, обнаружение орфанных генов и связанные с этим противоречия, огромные трудности, связанные с теориями происхождения первой жизни и тайна происхождения информации в последовательности нуклеиновых кислот. Такие обсуждения были бы интересными, вдохновляли бы студентов на научные исследования, и они бы изменялись по мере поступления большего количества данных. В светском классе нет необходимости обращаться к концепции разумного дизайнера, чтобы выработать у студентов реальный научный подход или чтобы провести обзор недостатков и слабостей существующих научных теорий. Я думаю, что с таким подходом все заинтересованные стороны могли бы уважительно согласиться, и судебные процессы были бы излишними.

Раньше я верил, что мой открытый скептицизм по отношению к эволюции мало влияет на мою карьеру как ученого. В частности, в прошлом я писал, что мой статус ученого «основан главным образом на моих научных публикациях, рецензируемых экспертами». Тридцать лет назад это действительно было так. Однако я больше не верю в это. Со времени судебного разбирательства, упомянутого выше, я увидел печальные изменения в нескольких учреждениях, что является еще одним свидетельством удручающего побочного эффекта в результате судебных процессов. Я был свидетелем несправедливого отношения к ученым в наказание за то, что они не согласны со сторонниками макроэволюции и за то, что они подписали воззвание о несогласии с теорией Дарвина и требование о критическом рассмотрении этой теории. Я никогда не думал, что наука пойдет этим путем. Я глубоко ценю академию; преподавание, профессорская работа и исследования в университете – это мои привилегии и то, что приносит мне радость в жизни. Университет Райса, его администрация, всегда были великодушны и отличались широтой взглядов. Президент Университета Райса Дэвид Либрон ежегодно обнародует следующее сообщение на факультете:

"Ключевая ценность нашего университета – это свободные и открытые научные исследования. Мы поощряем энергичные дискуссии по сложным вопросам и мы приветствуем людей с различными точками зрения в нашем кампусе, чтобы лучше понять эти проблемы и различия, которые нас разделяют. Это может означать и означает, что мы иногда предоставляем форум для мнений, которые могут быть спорными или даже порой достойными осуждения по мнению некоторых или многих. Хотя мы не можем и не будем подвергать цензуре выражение различных мнений, мы ожидаем, что эти мнения будут выражены вежливо и с уважением к другим точкам зрения».

Следовательно, по моим наблюдениям, несправедливое отношение к критикам макроэволюции исходит не от администрации – по крайней мере, в Университете Райса. Но мой недавний совет моим аспирантам был прямым и показательным: если вы не согласны с теориями эволюции, держите ваше мнение при себе, если вы цените свою карьеру, если только вы не один из тех героев, которые жертвуют всем ради истины. Я знаю, что этот огонь горит в некоторых из вас, поэтому будьте готовы к холодному душу. Ведь если научное сообщество оказало такое давление даже на старших заслуженных преподавателей, то как же тогда тяжело придется молодым нон-конформистам. Когда власть предержащие запрещают открытые дискуссии, может ли сохраниться живая научная мысль в академическом мире? Существует ли еще Университет (University – unity in diversity – означает «единство в разнообразии»)? Что касается Соединенных Штатов, я надеюсь, что научное сообщество и Национальная Академия Наук, в частности, проведут тщательное расследование по ущемлению гражданских прав тех, кто придерживается скептического мнения о макроэволюции или другим вопросам, основываясь на научных данных и что справедливость будет восстановлена. Или, возможно, Национальная Академия Наук просто закрыла глаза на эти нарушения гражданских прав или, что еще хуже, сама способствовала этому? Я содрогаюсь при мысли, что такой день может наступить!

… если вы не согласны с теориями эволюции, держите ваше мнение при себе, если вы цените свою карьеру, если только вы не один из тех героев, которые жертвуют всем ради истины.

Основываясь на моей вере в библейский текст, я верю (да, вера и верования выходят за рамки научных доказательств в моем случае), что Бог сотворил Небеса и Землю, и всех живущих на ней, включая человека по имени Адам и женщину по имени Ева.
Что же касается многих деталей и временных интервалов, то здесь для меня не все так ясно. Некоторые могут спросить: что может быть неясно в тексте, который гласит: «Ибо через шесть дней Господь сотворил Небо и Землю»? Это справедливый вопрос, и я бы хотел, чтобы у меня был ответ, который бы их удовлетворил. Но у меня нет такого ответа, потому что для меня многое неясно.

Итак, помимо моей основанной на знании законов химии, чисто научной критике макроэволюции, я также теологически не склонен ее принимать. Как человек, относящийся с любовью к библейскому тексту, я не могу относиться к Книге Бытия, как к аллегории абсолютно во всем. Тот же Тевье в «Скрипаче на крыше» сказал: «Если я попытаюсь согнуться так сильно, я сломаюсь!»

Бог, похоже, таким образом устроил природу, что в ней можно найти только подсказки, а не решения, чтобы побуждать нас стремиться к Нему. И даже если когда-нибудь нам и удастся вдруг понять механизмы макроэволюционных изменений, а также процессы, которые привели к возникновению первой жизни, то это не уменьшит величие Бога. Как и во всех открытиях, например, когда генетический код в двухспиральный ДНК был обнаружен, они будут служить чтобы подчеркнуть великодушия и щедрость Бога.

Как ученый и христианин (я Мессианский Еврей), я не уверен во многих вещах – как в науке, так и в Вере. Но мои многочисленные вопросы не являются основополагающими для моего спасения. Спасение основано на законченной в на Земле работе Иисуса Христа, моем исповедании Его как Спасителя и моей вере в его физическое Воскресение из мертвых. Действительно, физическое воскрешение – это нетипичный пример, когда Бог действует за пределами обычно наблюдаемых физических законов науки для достижения своих целей. Поэтому это называется чудом. И спасибо Богу за его неописуемый дар!

Статьи по теме

Видео по теме

Наверх